пятница, 27 мая 2011 г.

"Прогулка по весеннему лесу"



Долго не мог себя перебороть и взять в руки фотоаппарат. Последние 5 месяцев, такая апатия ко всему, что связанно с фотографией. Может какой-то поиск, а может надоело. Но сегодня что-то произошло, захотелось просто взять фотоаппарат, и пойти куда глаза глядят. Вот глаза и приглядели всё тот же лес, который произрастает рядом. Вот несколько фотографий, из маленькой фотосъемки природы у дома.
Аппаратура:NIKON D300, Nikon 17-55mm 2,8

воскресенье, 22 мая 2011 г.

"Аварийки Москвы"

Эта машина является собственностью Московского метрополитена, именно на таких происходит доставка билетов, а точнее бланков в кассы метро. И вот на такой машине разъезжаю и я, когда нахожусь на работе. Взяв с собою фотоаппарат на работу, я хотел сделать снимок как на фиш-ай, хотя у меня и нет такого объектива, но я взял ширик Tokina11-16 2.8 , немного сменил положение тела, и сделал этот снимок. Немного поиграв с изображением в Lightroom 3.3 , добился желаемого эффекта, который напоминает HDR. 
Вот, что получилось!
Аппаратура:NIKON D300, Tokina 11-16mm 2,8
Параметры съёмки: F6.3 @1/500с ISO 320 ф.р.15mm

воскресенье, 15 мая 2011 г.

"Атака Мертвецов"

 Такое нельзя пропустить, поэтому решил отойти от правил своего блога (блог для фотографии), и разместить эту статью! 
Увидев эту картинку, решил проверить подлинность её содержимого. Один из источников, который есть в интернете этот.




Это событие не выдумано и вошло в историю как атака мертвецов.

Шла Первая Мировая война. Немецкие войска штурмовали небольшую русскую крепость Оссовец. Основной задачей обороняющихся было
«преградить противнику ближайший и удобнейший путь на Белосток… заставить противника потерять время или на ведение длительной осады, или на поиски обходных путей».
Белосток – транспортный узел, взятие которого открывало дорогу на Вильно (Вильнюс), Гродно, Минск и Брест. Так что для немцев через Осовец лежал кратчайший путь в Россию. Обойти крепость было невозможно: она располагалась на берегах реки Бобры, контролируя всю округу, в окрестностях – сплошные болота.

Первый натиск немцы предприняли в сентябре 1914-го: перебросив из Кенигсберга орудия большого калибра, они бомбардировали крепость шесть дней. А осада Осовца началась в январе 1915-го и продолжалась 190 дней.

Немцы применили против крепости все свои новейшие достижения. Доставили знаменитые «Большие Берты» – осадные орудия 420-мм калибра, 800-килограммовые снаряды которой проламывали двухметровые стальные и бетонные перекрытия. Воронка от такого взрыва была пять метров глубиной и пятнадцать в диаметре.


За первую неделю немецкого обстрела по крепости было выпущено 200-250 тысяч только тяжелых снарядов. А всего за время осады – до 400 тысяч.  Над крепостью нависли тучи дыма и пыли. Вместе с артиллерией крепость бомбили немецкие аэропланы.


Командование, полагая, что требует почти невозможного, просило защитников крепости продержаться хотя бы 48 часов. Крепость стояла еще полгода. А наши артиллеристы во время той страшной бомбардировки умудрились даже подбить две «Большие Берты», плохо замаскированные противником. Попутно взорвали и склад боеприпасов.

6 августа 1915-го стало для защитников Осовца черным днем: для уничтожения гарнизона немцы применили отравляющие газы. Газовую атаку они готовили тщательно, терпеливо выжидая нужного ветра. Развернули 30 газовых батарей, несколько тысяч баллонов. 6 августа в 4 утра на русские позиции потек темно-зеленый туман смеси хлора с бромом, достигший их за 5-10 минут. Газовая волна 12-15 метров в высоту и шириной 8 км проникла на глубину до 20 км. Противогазов у защитников крепости не было.

«Все живое на открытом воздухе на плацдарме крепости было отравлено насмерть, – вспоминал участник обороны. – Вся зелень в крепости и в ближайшем районе по пути движения газов была уничтожена, листья на деревьях пожелтели, свернулись и опали, трава почернела и легла на землю, лепестки цветов облетели. Все медные предметы на плацдарме крепости – части орудий и снарядов, умывальники, баки и прочее – покрылись толстым зеленым слоем окиси хлора; предметы продовольствия, хранящиеся без герметической укупорки – мясо, масло, сало, овощи, оказались отравленными и непригодными для употребления». «Полуотравленные брели назад, – это уже другой автор, – и, томимые жаждой, нагибались к источникам воды, но тут на низких местах газы задерживались, и вторичное отравление вело к смерти».

Германская артиллерия вновь открыла массированный огонь, вслед за огневым валом и газовым облаком на штурм русских передовых позиций двинулись 14 батальонов ландвера – а это не менее семи тысяч пехотинцев. На передовой после газовой атаки в живых оставалось едва ли больше сотни защитников. Обреченная крепость, казалось, уже была в немецких руках. Но когда германские цепи приблизились к окопам, из густо-зеленого хлорного тумана на них обрушилась... контратакующая русская пехота. Зрелище было ужасающим: бойцы шли в штыковую с лицами, обмотанными тряпками, сотрясаясь от жуткого кашля, буквально выплевывая куски легких на окровавленные гимнастерки. Это были остатки 13-й роты 226-го пехотного Землянского полка, чуть больше 60 человек. Но они ввергли противника в такой ужас, что германские пехотинцы, не приняв боя, ринулись назад, затаптывая друг друга и повисая на собственных проволочных заграждениях. И по ним с окутанных хлорными клубами русских батарей стала бить, казалось, уже погибшая артиллерия. Несколько десятков полуживых русских бойцов обратили в бегство три германских пехотных полка! Ничего подобного мировое военное искусство не знало. Это сражение войдет в историю как «атака мертвецов».